20:26 

Когда часы пробили полночь

Мирвен
Беты (редакторы): Nanami May, Ананасовый ворон

Фэндом: Karneval
Автор: Мирвен
Основные персонажи: Най, Гареки, Цукумо, Кароку, Ёги

Пэйринг или персонажи: Гареки/Най, Ёги, Кароку, Цукумо

Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Романтика
От автора: понятия не имею зачем я его сюда выкладываю ._. Быть может я пожалею об этом в скором времени, но быть может будет и к лучшему. Быть может кому-то мое скромное творчество и понравится. Буду надеяться на лучшее ^.^"


Солнце во всю светит, даря тепло и радость, а по яркому синему небу плывут белые барашки. Солнечные лучи мягко скользят по второму кораблю Циркуса, заставляя его сиять, придавая ему еще более волшебный вид среди облаков и синего неба, вселяя трепет в сердца людей, которые замечали корабль Циркуса в небе.

Вокруг разливалась божественная тишина, нарушаемая лишь шумом ветра да звуком пролетающего корабля. Не смотря на то, что он огромен, летел он довольно тихо. Вот что значит современные технологии. Оборонительной организации всегда достается все самое лучшее: ведь от нее зависят множество жизней.

Но несмотря на всю разливающуюся вокруг прекрасную атмосферу, на втором корабле было шумно. Причиной очередных воплей стал боец второго корабля - Ёги. Как только он узнал, что Гареки вот-вот нужно будет возвращаться в Курономей, он запаниковал. Парень распахнул свои фиолетовые глаза и совсем по-девичьи захлопал длинными ресницами. «Как же так?» - говорил его взгляд - «Мы же только-только вновь собрались вместе». Получив в ответ равнодушный взгляд от Гареки, блондин не выдержал.

- Ну Гаре-е-е-ки-и!- прокричал он и набросился на друга с объятьями. Однако бывший вор ловко увернулся, и Ёги рухнул на пол, больно ударившись лбом.

- Дурень! Как-будто ты не знал, что мне надо будет возвращаться! - прикрикнул Гареки.

- Но...Но...- казалось, что блондин вот-вот расплачется. Это чудо природы очень ранимое. Но этот недостаток терялся в достоинствах этого бойца. В основном в его безграничной доброте и такой же безграничной любви к людям. Особенно к детям и друзьям.

- Хирато всё уладил? - произнесла Цукумо, прерывая так и невысказанную фразу златовласого товарища.

- Да, - кивнул Гареки, переключая свое внимание на девушку.

- И... И когда ты собираешься вернуться туда? - печальным голосом произнес Ёги, поднимаясь с пола. Он бросил взгляд на притихшего Ная, обнимающего барашка, и на сердце стало еще тяжелей. Он не часто был печален. Все время он веселился, улыбался, смеялся и радовался жизни. А после того, как Кароку его вспомнил, и после того, как вернулся Гареки, эти дни были для него одними из самых счастливых. И вот, теперь Гареки вновь его покидает. Расставаться больно, поэтому нужно сделать так, чтобы это расставание не было болезненным.

- Завтра, наверное, - задумчиво произнес Гареки, обводя взглядом печальные лица друзей. Най уткнулся носом в пушистую шерсть барашка, у Цукумо поникли плечи, а Ёги опустил голову и сжал кулаки, думая, как разрядить обстановку. И озарение не заставило себя долго ждать.

- А! Идея! - торжественно прокричал Ёги, сразу изменившись в лице. Теперь его глаза блестели, а выражение лица источало волны позитива. Словно хмурые тучи, закрывшее солнце, наконец разошлись в сторону, давая проход теплым и светлым лучам. Таким вот домашним солнышком и был Ёги, подтверждая свое прозвище «Сияющий принц».

- Какая? - резко оживился Най, и в его глазах заплясал огонек надежды. Ведь Ёги всегда придумывает что-нибудь по-настоящему веселое, что помогает сплотить всех между собой. В последние дни он постоянно пытался растормошить Кароку, чтобы тому наконец понравилось на корабле. Чтобы тот стал считать его обитателей своими друзьями. И Ёги надеялся на то, что у него это получается.

- Мы скоро будем пролетать над небольшим, но довольно красивым городком, так Хирато сказал. Почему бы нам всем не прогуляться там и не провести целый день вместе? Ведь неизвестно, когда Гареки снова вернется! Пройдемся по магазинам, посмотрим город, зайдем в кафе, как раньше! Как вам идея? - Ёги чуть ли не прыгал от переполнявших его эмоций, размахивая руками.

- Здорово! - восторженно произнес Най и заулыбался. Цукумо закивала, Гареки фыркнул.

- Что с тобой, Гареки? Тебе не нравится моя идея? Смотри, ведь все согласны!- протянул Ёги и потряс друга за плечо, чем вызвал у него волну недовольства. Еще чуть-чуть и Гареки бы врезал ему, если бы не подбежавший с другой стороны Най, который вцепился в его кофту. Эта счастливая парочка дергала его одежду и трясла его, словно дерево со спелыми плодами, крича одновременно что-то свое. Однако суть их криков была одна и та же. «Соглашайся, Гареки, ведь это так здорово! Ведь на самом деле ты не против!»

- Ладно, ладно. Только отпустите! - выкрикнул Гареки, вырываясь из цепких рук друзей. Хорошо, что они не задели больную руку. А то бы точно огребли бы по первое число. Знают же, как он не любит, когда с ним так обращаются! Знают, и все равно делают.

- Ура! - прокричала счастливая парочка и в порыве чувств заключила друг дружку в объятья. Гареки никак не мог понять эту их странную черту. Ладно, Най. Он зверек. Но Ёги... Вроде взрослый человек, а ведет себя как ребенок. Но после недавних событий Гареки понял, что лучше вот такой вот милый и веселый, добродушный, пусть со странностями Ёги, чем тот пепельноволосый псих.

- И Кароку мы с собой возьмем! Правда, Най? - улыбаясь, произнес Ёги, и Най счастливо закивал. От этой парочки словно исходили волны радости и счастья. Казалось, еще чуть-чуть и «лучи добра» можно будет увидеть.
После этого предложения Гареки слегка нахмурился. Почему-то ему не особо хотелось, чтобы Кароку шел с ними. Не то, чтобы он имел что-то против него, просто он его пока что слишком мало знал, а налаживал контакт с другими людьми бывший вор не очень хорошо. Правда, когда-то же надо начинать. Так что пусть идет.

- Отлично! Тогда давайте собираться!- торжественно прокричал Ёги, просто сияя от счастья так, что его свет аж слепит глаза. Хоть солнцезащитные очки надевай, очень уж ярко.

- Я скажу Кароку! - не менее радостно произнес Най и пулей выскочил за дверь вместе с барашком.

Следом за Наем разошлись и все остальные. А Гареки, вздохнув, опустился на диван и, закинув голову вверх, направил взгляд в потолок. Что-то было не так. Его мучило странное предчувствие, которое обычно никогда не подводило. У любого достойного вора обязательно хорошо развита интуиция, к которой надо прислушиваться, иначе влипнешь в крупные неприятности, с большой вероятностью потерять жизнь. И когда у Гареки было плохое предчувствие перед каким-то делом, он его оставлял и не лез на рожон. Жизнь дороже. Вот и сейчас интуиция кричала об опасности. Но что бы там ни было, с ними ведь два бойца Циркуса, так что все должно быть хорошо. С такими ребятами не пропадешь. Однако так не вовремя всплыли последние события на Мелмерайе, и сразу становилось не по себе. Там они чуть не погибли, и если бы не Ёги... второй Ёги, то скорее всего жертв было бы намного больше. Враги всё сильнее и сильнее, и сейчас Циркусу наверняка будет нужна любая боевая сила. Мысль о том, что сейчас Гареки ничем не может помочь, приводила его в бешенство. Но после исчезновения из Курономея путь в Циркус ему заказан. И эта мысль приводила юношу в еще более сильное бешенство. Но не смотря ни на что, он не пойдет на попятную. Пусть он не будет бойцом Циркуса, но это не помешает ему сражаться. Ведь можно победить мутантов и без суперспособностей. Трудно, но можно. И Гареки будет стараться изо всех сил, чтобы победить и защитить тех, кто ему дорог.

Но о плохом думать совершенно не хотелось. Как говориться «мысль материальна», и вот нечего призывать плохое. Еще действительно накаркаешь целую толпу мутантов, а потом придется сражаться. И хорошо, если обойдется без жертв. Поэтому, встряхнув головой, отгоняя плохие мысли, Гареки направился в свою комнату. А Ёги даже в чем-то прав. Действительно стоит немного развеяться. Ведь неизвестно, когда это снова выпадет такой шанс...

* * *

Городок был действительно красивым. Особенная архитектура, от которой веяло чем-то старинным. Даже немного сказочным. Дороги, выложенные старым красным камнем, оставившие на себе следы прошлого. Улочки с миниатюрными домиками, которые хозяева щедро украсили цветами, а крыши фигурками птиц. Вокруг высокие фонари, с чугунными завитушками. А чуть дальше начинались более богатые дома. За огромными резными воротами, украшенными позолотой, гордо стояли особняки, каждый из которых был не похож на предыдущий, словно хозяева соревновались друг с другом, мол у кого будет красивее и необычнее. Большие витражные окна из разноцветного стекла выглядели очень уютно, сверкая в солнечных лучах. На домах различные узоры и статуи, которые словно вырастали из стен дома. Некоторые даже пугали. Например, от вида гаргулий Най слегка поежился и поспешил отвести взгляд.
Пройдя по узкой улочке, друзья вышли к площади и торговым рядам. И сразу же Ёги рванул к магазинам, желая купить сувениров. Най с Ёги лапали все, до чего могли дотянуться, и вовсю смеялись. А каждую понравившуюся вещь мальчик сразу же показывал Кароку и Гареки, не переставая улыбаться. Видя, что Най счастлив, Кароку тоже не мог сдержать улыбку, и он потрепал его по белым, словно снег, волосам, когда Най показал ему очередную милую игрушку. Иногда мальчик спрашивал, что из себя представляет та или иная вещь, и кто-нибудь обязательно ему пояснял, на что Най важно кивал головой, обдумывая полученную информацию. А потом, улыбаясь, бежал дальше. После обхода магазинов Ёги, Цукумо и Най просто завалили Гареки всякой мелочевкой на удачу и на память, что вновь заставило Гареки улыбнуться. Раньше ему было все равно. Раньше его сердце больше напоминало кусок льда, но Най, этот маленький зверек с большим, добрым сердцем, смог растопить этот лед, за что бывший вор был безмерно благодарен. Если бы не он, то как бы сложилась его судьба? Но не только Най помог измениться этому черствому юноше. Не стоит забывать и о Ёги с Цукумо, которые всегда рядом, готовые поддержать в любую минуту. Раньше Гареки не верил в дружбу. Он кидал своих сообщников из-за того, что они были ужасными людьми, и его с ними ничего не связывало. Пусть у него и была парочка людей, к которым он был неравнодушен, даже о них пришлось забыть. Ради их блага. Но они то этого не понимали. Но всё это было раньше. После спасение Ная вся жизнь Гареки резко разделилась на «до» и «после». И это «после» нравилось ему намного больше той жизни. Теперь у него наконец есть место, которое можно назвать домом, и люди, которых можно назвать семьей. И пусть Гареки все так же груб - это просто характер. Но теперь даже Ёги, который считал, что Гареки его ненавидит, понимает, что бывший вор очень привязался к ним, и поэтому обязательно вернется и останется с ними во что бы то ни стало. Но не смотря на это понимание боль от расставания была. От нее никуда не денешься, если ты так привязался к этому человеку. Но без расставания не было бы встречи. Как бы ни было грустно при расставании, момент встречи всегда самый прекрасный и счастливый. Это понимали все. Это и помогало как-то держать себя в руках. Но в этот день они не думали о расставании, а наслаждались жизнью и моментами, проведенными вместе.
Вскоре они вышли к большому фонтану, находящемуся на площади, от которого веяло приятной прохладой, а водные брызги разлетались в разные стороны, в лучах солнца создавая радугу, на которую все засмотрелись, не в силах оторвать от нее взгляд. У каждого она вызывала свои особенные чувства и даже некий трепет. Пара капель воды попали на нос Наю, и он заливисто рассмеялся, а находящиеся рядом с ним друзья просто не смогли сдержать улыбку. Даже Гареки позволил себе улыбнуться, что сразу же заметил Ёги. И от осознания того, что Гареки сейчас очень хорошо, на душе становилось теплее, и можно сказать то, что работа Ёги удалась на славу, раз уж удалось заставить улыбаться такого, как Гареки.

Они гуляли до самой ночи. Когда на небо взошла полная луна, она озарила все вокруг своим серебряным светом, даря ощущения нереальности происходящего в этом сказочном городе. Темный бархат неба, с россыпью маленьких бриллиантов, притягивал взгляд. Надо радоваться таким простым вещам, и видеть волшебство даже в них. Ведь разве можно сказать, что такая красота слишком обыденна? Вот с неба сорвалась звездочка, и Най тут же загадал желание, как делал это раньше, когда еще жил в Радужном лесу вместе Кароку. Именно он тогда рассказал маленькому зверьку об этой традиции. И Най сразу поверил ему. «Хочу чтобы мы всегда все были вместе! Я, Гареки, Кароку, Ёги и Цукумо. А так же Хирато, Ева, Дзики, Киити и Тсукитачи. Хочу чтобы всё осталось также, как и сейчас. Чтобы никто из нас не умер. Чтобы мы смогли победить, и вновь собрались вместе...» - произнес про себя Най, глядя на серебряный росчерк звезды. Най был уверен, что каждый, кто видел сейчас эту звезду, загадал желание. Это ли не волшебство?

Вскоре на всех улицах зажглись гирлянды и фонари, как на каком-то празднике. Множество мерцающих огоньков сопровождали друзей по всему городу, окуная в волшебную сказку. В этом городке не было ярких неоновых вывесок, как в больших городах. Тут все осталось так же, как и в прошлом, сохраняя таинственную атмосферу.

Огоньки горели даже в статуях. Вон на тех гаргульях зловещем красным мерцают глаза, а вон у того ангела теплым светлым светом лучатся крылья. А как красиво сверкают узоры на домах, словно картинка с фасада особняка вот-вот оживет!

Вокруг звучала легкая музыка, которая придавала атмосфере еще большего волшебства. Да, действительно, эти музыканты были очень талантливы. Их музыка проникала в сердца людей, даря покой и радость, освобождая от оков насущных проблем. Хотелось закрыть глаза и раствориться в этом потоке звуков, которые несли бы тебя от сердца одного слушателя к другому. Чтобы также дарить спокойствие людям.

На площади у фонтана собралось много народу. Все смотрели на выступление какой-то девушки, танцующей с веерами. На ней было надето темное платье, а лицо закрывал шелковый платок. Длинные темные волосы были перевязаны серебристой лентой, которая сверкала в лунном свете. Платье было без каких-либо изысканных украшений, зато оно словно было создано для этого танца и этой девушки, оно было словно соткано из самой ночи. Танцовщица выгибалась, словно кошка, и можно было только поразиться ее необыкновенной гибкости. Она подбрасывала веера, кружилась так легко и свободно, словно она была какой-то пушинкой, подчиненной ветру. Быть может, эта девушка олицетворяет в этом танце луну? На ее веерах кажется именно она и изображена. А танцовщица с каждым движением все сильнее растворялась в танце. Она забыла о себе и передавала всю свою роль через танец. Отдавая свои чувства зрителям. Даже Цукомо, которая исполняет поистине красивейшие и сложные акробатические номера, засмотрелась на нее. Вот вновь веера взлетают к небесам, словно желая достичь луны, которая взирает на это действо и дарит свой холодный свет собравшимся. Девушка сделала еще несколько жестов и замерла на месте с раскинутыми в стороны руками, в которые тут же упали ее веера. Толпа взорвалась бурей аплодисментов, а девушка поклонилась и потупила взгляд. В ее сторону полетели цветы, и к танцовщице тут же подбежали два маленькие фигурки. Дети. Они начали быстро-быстро собирать цветы, боясь, что им за что-то влетит.

Вдруг, как гром среди ясного неба, раздался звон. Часовая башня объявила, что вот-вот наступит полночь. Вместе с этим звоном, казалось, утихли все звуки. Люди больше не шумели. Они замолчали на полуслове и тихо, словно тени, начали уходить с площади. Даже дети, собиравшие цветы, вдруг посмотрели на часы пустыми глазами и, выронив все собранные цветы, направились кто куда. А танцовщица исчезла. Никто не заметил, как она ушла. Просто растворилась в воздухе, будто ночное видение. Народ с площади ушел довольно быстро. И можно было поспорить, что так происходит и по всему городу, настолько тихо стало. Казалось, что все представления, что проходили сейчас, были лишь воображением. Даже огоньки все начали гаснуть. Единственными, кто остался, это пять путешественников, совершенно не вписывающихся в картину города-призрака. Они были слишком живыми для него. Друзья озадаченно осматривались, не понимая, почему все ушли. Да еще так странно, не издав ни звука. Словно тени.

- Э-э-э... Что всё это значит? - озадаченно протянул Ёги, почесав затылок.

- Ну не знаю. В каждом городе свои причуды. Быть может у них закон такой, - равнодушно произнес Гареки. Несмотря на внешнее спокойствие, в голове у него уже раздался тревожный звонок.

- Странный закон. К чему казалось был весь этот праздник? - Ёги недовольно надул щеки.

- А что, если у них каждый день праздник? - наивно предположил Най.

- Кто знает... - протянул Гареки. - В любом случае, нам тогда тоже пора. Мало ли что. Теперь это похоже на какой-то город-призрак.

На том и решили. Согласившись с бывшем вором, компания двинулась в обратном направлении.

За жалкие пять минут на улице совсем никого не осталось. Ни души, и полная тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра, да шагами друзей. Волшебная атмосфера испарилась, а на ее место пришел страх. Холодный страх, который проникал даже за каменные стены, что уж говорить про людей? Было очень не по себе. Каждую клеточку тела пропитывало беспокойство, перерастающие в страх, пронизывающий льдом тело, сковывающий шаги. Каждая ледяная нить страха, проникающая в тело была подобно нитям марионеток, благодаря которым они и могут двигаться. Так и тут. Нити страха, прошивающие тело, управляли им как пожелали: заставляли замереть, заставляли бежать, заставляли делать глупейшие вещи, призывающие страшные мысли, которые сводят с ума. Наю было страшно. Он понимал, что с ним не должно ничего случиться, ведь с ними бойцы Циркуса, которые разберутся с любой угрозой. Но Най в первую очередь боялся за них. Но старался гнать плохие мысли прочь. Видя, что Наю не по себе, стоящий рядом Кароку, взял его за руку и ободряющие улыбнулся. Все хорошо, все хорошо...

Снова звон, раздавшийся в полной тишине, был настолько громким и неожиданным, что, казалось, это небеса готовы были упасть на землю. Звук отражался от каменных стен домов и разносился по всем улицам, проникая в каждый уголок городка. Он словно сообщал: «Пробила полночь. Время вышло. Кто не спрятался, я не виноват!» Звон действительно был жуткий. От него по коже пробежала целая волна мурашек, волосы на голове готовы были зашевелиться, а сердце чуть ли не выпрыгивало из груди. Най от неожиданности споткнулся, и если бы не Кароку, который держал его за руку, то непременно бы упал. Жутко.

- Хах! Это всего лишь часы! Просто часы! Мне совсем не страшно! - гордо пробормотал Ёги, хотя на самом деле его трясло от страха. Все чувствовали, что что-то сейчас произойдет. В любую минуту.

- Ага, а у самого вон как колени трясутся, - фыркнул Гареки, и достав пистолет, проверил, заряжен ли он. Ему тоже было страшно. Гареки был готов поспорить, что страх испытывают сейчас все. Ведь кто не испытывает страха, не имеет никаких инстинктов. А если человек не имеет инстинктов, значит он уже заранее мертв.
Ёги хотел было возмутиться, но Цукумо схватила товарища за рукав и, отрицательно покачав головой, приложила палец к губам.

- Тихо. Слышите? - прошептала она, но ее все услышали.

Тишина. Ее можно было почувствовать. Скользкая и тягучая. Она обволакивала находившихся на ее пути людей, затягивала в свой омут и давила на уши. Вселяла новую порцию страха. Будто раньше ее было мало! Мертвая тишина. Стоит лишь отнять привычные звуки, как все перестает казаться спокойным.

- Ни шума ветра, ни животных. Вообще никаких звуков. Даже птиц не слышно. И из домов тоже ничего не доносится. Совершенно ничего. Будто что-то съедает звуки, то ли их просто нет. Это не живое место, - произнес Кароку, прикрыв глаза.

Даже Наю с его прекрасным слухом приходилось тяжело. Он всегда слышал какие-нибудь звуки. Всегда есть место звуку. Но сейчас эта вязкая тишина давила на барабанные перепонки, заставляя поежится от неприятных ощущений. Най старался не вслушиваться дальше. Сосредоточиться только на голосах друзей. Но... Но что если кто-нибудь нападет? Нет. Нужно вслушиваться. Ведь от этого могут зависеть их жизни. Любой, даже самый тихий звук, сейчас будет подобен для Ная звону колокола.

- Согласен! Вернемся на корабль и расскажем об этом месте Хирато! - проговорил Ёги и первым направился вперед.

- Подожди. Что это... там? - с ужасом в глазах прошептал Кароку, и указал пальцем на тень, что была на углу здания.

- Что это... за чертовщина? - прошипел Гареки и крепче сжал пистолет.

А пугаться было чего. Там, где наибольшее скопление теней, что-то происходило. Словно сама темнота шевелилась и дышала. Словно была живая. И вот на стену медленно наползает тень, напоминающая руку. После из этого наибольшего скопления теней вылезает и темный силуэт и... отделяется от стены. Замирает. Тень. Живая тень. Казалось бы, невозможно, но вот она, стоит впереди.

«Интересно, а она может видеть?» - подумал Гареки.

Тень резко дернулась в сторону притихшей компанией. Гареки получил болезненный тычок под ребра от Цукумо. Оказывается этот вопрос он озвучил вслух. Странно. За ним обычно не водилось такой привычки. Давно Гареки не было так не по себе. Что же это за тварь такая?! Цукумо аккуратно сделала шаг назад и тихо-тихо произнесла:

- По моему сигналу бежим.

Тень вновь повернулась «лицом» к компании и двинулась на них.

- Бежим! - крикнула Цукумо и сорвалась с места.

За ней побежали и все остальные. Все, кроме Ная. Он застыл на месте, словно примерз к земле, овеянный страхом, не в силах сдвинуться с места. Не в силах оторвать взгляд от подступающей темноты, чувствуя как липкие щупальца страха уже добрались до сердца, крепко сжимая его в своих тисках. Он стоял, как в трансе, проваливаясь во тьму. Однако вдруг он резко почувствовал, как чья-то рука дернула его с места, заставляя бежать. Оцепенение ушло, словно разбились нити, привязывающие его к месту. Най поднял голову, чтобы увидеть, кто его спас, и увидел, что это был Гареки.

- С-спасибо... Ты снова меня спас, - проговорил Най.

- Потом поблагодаришь. Лучше молчи. Береги дыхание, - таков был ответ.

А дальше была сумасшедшая гонка. Вереницы освещенных огоньками улиц цветным калейдоскопом проплывали перед глазами, дыхание сбилось, но останавливаться было нельзя. Этими тенями был наполнен весь город. Боковым зрением Ёги заметил, как что-то черное и склизкое проползало по стене, и почуяв добычу ринулось в погоню.

- Проклятье! Энергосущности! Так тут все-таки замешана варуга, - выругался Ёги. Теперь было не до шуток. Вечно улыбчивый блондин сейчас был предельно серьезен.

Каждый понимал, что долго бежать они не смогут. Единственный выход - взлететь. Когда Цукумо озвучил эту мысль, то все с ней согласились. Однако ничего не вышло. По какой-то причине взлететь никак не получалось. Сначала была мысль о том, что способности браслетов блокируют, однако оружие материализовать удалось. Но времени на обдумывание причины, почему не удалось взлететь, не было. Как-то не особо хотелось попасться в лапы озлобленным теням и энергосущностям. Если вступить в бой, то те, кто не могут сражаться будут легкой добычей из-за отвлекшихся бойцов Циркуса. Должен быть другой выход. Какая-нибудь слабость у этих теней, или место где будет безопасно.
Най уже выбивался из сил, поэтому пришлось остановиться перед входом в какой-то переулок, мимо которого они сейчас пробегали. Вдруг сверху раздался какой-то грохот и все одновременно подняли свои головы вверх, к источнику шума. Что-то большое и круглое на полной скорости врезалось в крышу одного из домов, своей мощью «прошив» ее насквозь, срезая даже стену. И как назло на пути падающих обломков оказался Най. Мальчик вновь замер, словно парализованный, не в силах двинуться с места. Он смотрел на падающие камни широко распахнутыми от ужаса глазами, как-то отдаленно слыша голоса друзей, словно через какую-то стену. И вновь кто-то вывел Ная из этого состояния. Кто-то толкнул его прямо в переулок и закрыл с собой. Сзади послышался оглушительный грохот. Най открыл глаза и увидел возвышающегося над ним Гареки. Парень встал на ноги и тут же зашипел от боли. Несколько булыжников все-таки нашли цель. Гареки обернулся и увидел, что выход из переулка завален, а значит их разделили.
- Гареки-и-и! На-а-ай!- завопил Ёги,- Вы там целы?
- Целы, целы.- произнес Гареки, касаясь рукой поврежденного плеча.
- С Наем все в порядке?- послышался обеспокоенный голос Кароку.
- Со мной все хорошо, не беспокойся.- ответил ему Най.
- Кажется нас разделили. Вам придется искать обход.- задумчиво сказала Цукумо Гареки с Наем,- Вот только, как вы без защиты...
- Я справлюсь. Если не смогу защитить Ная, то я бесполезен. Я не позволю, чтобы с ним что-то случилось.- ответил гареки. От этих слов Наю стало легче, а сердце стало биться быстрее.
- Мы верим в тебя!- Ёги аж заулыбался,- Мы обязательно что-нибудь придумаем. Быть может варуга, который и сотворил это с городом не хочет нас выпускать. И то, что мы не можем взлететь, как раз часть его способностей.
- Все может быть. Ладно, мы пошли. Осторожнее там!- произнес Гареки и помог Наю подняться, но он пошатнулся и если бы не его не поймал Гареки, то точно бы упал. И вот только тогда он заметил рану на ноге мальчика. Не столь глубокая, но и хорошего тоже мало.
- Когда успел?- спросил бывший вор, отрывая кусок своей рубашки.
- Когда упал. Там торчало что-то острое...вот я и...- чуть не плача произнес мальчик.
- Значит нам надо ненадолго укрыться в каком нибудь доме.
На удивление Гареки тени были только на главной улице. В переулках они не заходили, а тех, которые встречались на улице удалось обойти стороной до того, как они заметили чужаков. Гареки не хотел думать, что врагов мало из-за того, что все они последовали за его друзьями. Поэтому он гнал эту мысль прочь. Най какое-то время шел, привалившись о плечо бывшего вора, однако идти так долго он не мог. На мальчике лица не было. Он был бледен, словно смерть, а глаза расширены от страха. Най корчился от боли, когда неудачно наступал на ногу, а по лицу текли слезы. От этого зрелища сердце у хладнокровного Гареки болезненно сжималось. Почему то всегда, когда Наю было плохо, также плохо были и самому Гареки. Он не мог без боли смотреть на слезы этого зверька. Он был для него слишком дорог. Когда Най исчез, внутри у Гареки словно что-то оборвалось,а сердце было взято в оковы страха. Страха за это маленькое существо, так глубоко запавшее в душу. А когда Най нашелся, и гареки увидел его страшную рану и услышал, что мальчик был на грани смерти, то сердце защемило от боли. Най оставил настолько глубокий след в душе Гареки, что если с ним что-то случится, то это отразиться и на душе бывшего вора. Пусть внешне он оставался спокоен, но внутри у парня все кипело от противоричивых эмоций. Он был в бешенстве от того, что ему не удалось защитить Ная. Вдеь именно ради него он искал силу. Пообещал защищать. Най не должен страдать. Такое чистое и доброе существо просто не должно испытывать боль. На его слезы просто невозможно смотреть без печали. Даже пепельноволосый Ёги, увидев слезы нидзи, мучился угрызением совести.
Чтобы идти дальше, гареки посадил мальчика к себе на спину. Приходилось идти еще более аккуратнее, чем раньше. Если придется столкнуться с врагом, то придется сражаться или бежать. А с Наем на спине сражение будет проиграно еще до его начала, а успешный побег маловероятен.
Ная била крупная дрожь. То-ли от холода то-ли от страха. Сейчас он был еще больше похож на зверька, чем обычно. Потрепанного, побитого зверька. Хотелось обнять его по-крепче и гладить по голове, шепча, что все будет хорошо. Повинуясь какому-то странному порыву нежности, Гареки аккуратно коснулся руки Ная, заставляя того вздрогнуть. Бывший вор ободряюще посмотрел на мальчика и двинулся дальше.
Те две улицы, где разделили друзей, вели в совершенно разные части города. И чтобы попасть из одной части в другую приходилось делать огромный крюк или пройти переулками, в которых сам чёрт заблудиться. Гареки пришлось идти в обход. И по дороге он заметил странную закономерность. Тени встречаются только на больших улицах. И к домам, которые находятся в переулках они не подходили. Гареки начало казаться, что эти тени повторяют действия людей, если их не потревожить. Какой здравомыслящий гражданин полезет ночью в переулок? Правильно. Таких нет, кроме воров и убийц. Обычно все будут гулять на главной улице. Что если эти тени на самом деле являются тенями горожан? Гареки озвучил свою мысль Наю, заставляя его задуматься. Еще многое в этой истории не складывалось. Зато теперь можно выявить более-менее безопасный маршрут. Который их вывел к небольшому домику, на подступах к которой не было ни единой тени. Посчитав это хорошим знаком и посоветовавшись с Наем, было решено укрыться в этом доме. Наю нужно было обработать ногу.
Дверь была не заперта, поэтому замок взламывать не пришлось. За дверью находилась погруженная в полумрак уютно обставленная комната. Гареки быстро пробежался взглядом по ней, не задерживая свое внимание на деталях, и заметил что одна стена была занавешена тканью. Он подошел, и, убрав ее, увидел лестницу вниз. Тайный вход. Правда почему-то открытый. Надо проверить что внизу.
Под ногами тихо поскрипывали старые ступени, рука скользила по стене, с обсыпавшейся краской, нащупывая выключатель. Раздался щелчок и маленькое помещение озарилось неярким светом от единственной лампочки, висящей под потолком. В этом помещении была всего одна кровать, застеленная каким-то старым, поеденным молью, покрывалом, полуразвалившийся шкаф, стол, на котором стояла ваза с давно высохшими цветами и единственный стул. Довольно бедная обстановка, если учесть, что мебель на верху была в нормальном состоянии в отличии от этой. Но в целом тут было безопасно, поэтому Гареки направился на верх и аккуратно, стараясь не тревожить больную ногу, перенес Ная вниз. Интуиция подсказывала Гареки, что внизу безопаснее. Успокоив мальчика, бывший вор направился искать аптечку. Это конечно не поиск тайника с деньгами, но с третей попытки удалось найти коробку с лекарствами, которые он тут же перенес вниз. Он поставил коробку на стол и снял куртку. На нем была одета футболка, с открытым плечом, и теперь был очень хорошо виден огромный синяк. Най вскрикнул и Гареки сразу поспешил его успокоить, сказав, что все это ерунда. Важнее он сам. И не думая, о себе Гареки стал вспоминать все, что знал об оказании медицинской помощи. Най постоянно шипел и дергался, когда Гареки стал обрабатывать его рану. А бывший вор его пытался успокоить в своей излюбленной грубой манере, однако сейчас он не мог относиться к нему как обычно. Раньше най не выглядел, как маленький побитый, напуганный зверек. На такого просто невозможно ругаться. С ним хочется быть ласковее, бережнее. Вот смотришь на эти растрепанные белые волосы, большие , переполненные любовью, уже повидавшие столько боли, красные глаза и детскую добрую улыбку, что просто дух захватывает. Понимаешь, какое он сокровище. Никому не хочется отдавать. Хочется защищать его от всех невзгод, чтобы улыбка не померкла, чтобы всегда слышать его смех. А когда он снова возьмет за руку, то вновь собьется дыхание, а сердце будет биться чаще. Конечно Гареки это не признает. Он будет только вырываться, закатывать глаза, да грубить. Ему так легче общаться с людьми. Но все уже давно поняли, что за этой показной грубостью скрываются его истинные чувства. Он не привык их выказать, вместо этого он их прячет, в надежде, что их не увидят. Но его друзья уже очень хорошо его знают, чтобы все понять. И Гареки был рад этом.
- Всё готово.- произнес Гареки, закончив перевязку, и потрепал Ная по голове.
- Но...как же ты?- спросил он и не дождавшись ответы легонько коснулся рукой травмы на плече. Холодная. Рука Ная очень холодная. От его касания по коже пробежали мурашки, а по телу словно пустили разряд тока. Да что это за чувство?!
- Бинты кончились.- произнес бывший вор, прикрывая глаза, стараясь привести в норму учащенное дыхание.
- Понятно...
Напряженное молчание повисло в комнате. Надо что-то сказать. Хоть что-то. Любую глупость. Най отдернул руку от плеча Гареки и обнял колени, уткнувшись в них лицом. Он снова начал дрожать. Да что это с ним?!
- Най...- начал было Гареки и коснулся руки мальчика.
- Страшно...- прошептал он и из глаз потекли слезы.
- Ну что ты. Всё хорошо, я здесь. С нашими тоже все будет хорошо, ведь они сильные. Или ты не веришь в своих друзей?
Най поднял заплаканное лицо и вновь посмотрел на Гареки своим большими глазами. В них отражалась такая тоска, что наверное никто бы не смог остаться равнодушным. Хотелось обнять это маленького зверька, только бы он успокоился. Словно тучи закрыли солнце, лишая и тепла, и света.
- Верю...
- Вот и хорошо. Так чего ты боишься?
Тишина. Кажется Най задумался. Гареки вздохнул аккуратно смахнул слезы с его лица. Най удивленно посмотрел на друга и вновь задумался. Кажется он серьезно размышляет над этим вопросом.
- Не знаю...Просто очень-очень страшно. Может это из-за той тишины, может из-за этих теней, которых я никогда прежде не видел и не знаю, на что они способны. Не знаю...И за Кароку с остальными боюсь, хоть и знаю, что все будет хорошо...- шмыгнул носом Най.
- Глупая зверушка.- вздохнул Гареки приобнял друга. Най, почувствовав чужое тепло, немного расслабился и дал волю еле сдерживаемым чувствам, что накопились у него за эту ночь. Он крепче обнял Гареки и заревел в голос.
Ная нельзя было назвать трусом. Трус бы не стал ввязываться в такие заварушки, куда ввязывается он. И Най никогда не сбегал. Он всегда вел себя отважно, но сейчас с ним явно творилось что-то не то. Реветь в голос, как девчонка, только из-за страха, для Ная невиданное дело. Гареки начал возмущаться и пытаться привести в чувство Ная, но он только крепче вцепился в рубашку. Пришлось прикрикнуть на него, и Най тут же замолчал. Он поднял непонимающий взгляд на Гареки. Такой чистый и невинный, непонимающий еще столького в этой жизни.
Гареки?- шмыгнув носом произнес он. Ну что с ним делать?
- Успокойся. Всё будет хорошо. Я вновь тебе скажу, что бояться нечего...
- Я уже не боюсь.
- Что?- казалось Гареки ослышался.
- Не боюсь. Просто я рад.- покачал головой нидзи, смахивая слезы.
- Чему?
- Рад, что ты рядом.- произнес Най и улыбнулся искренней улыбкой. И не было в ней больше печали. С этими слезами ушло последнее напряжение. Солнце сильное. Его лучи проходят даже сквозь такие густые и темные тучи, желая дарить тепло и свет людям.
- Ты...- протянул Гареки, не понимая, как можно быть странным человеком. Ах,да. Он же зверек. Интересно, все ли зверьки такие, или это только Най такой особенный?
Нидзи заглянул в озадаченное лицо Гареки, решая, что сейчас он сможет простить неразумному зверьку, а что нет. Решив, что Гареки сейчас не в состоянии ругаться Най подвинулся ближе и обнял его. Бывший вор конечно завозмущался. Было неожиданно, но сопротивляться не хотелось. Во всем этом хаосе Гареки вновь почувствовал себя в том времени, когда обворовывал людей, и никогда не расслаблялся. Вновь почувствовать себя тем, кому не свойственны чувства и привязанности. Он почти забыл все это. Чтобы выжить, как и тогда, когда ушел от Цубаме с Ётакой. Но Най...Он напомнил. Най. Его имя означает «ничего». Но на самом деле это не так. Разве можно сказать, что он «ничто» или «пустота»? Зачем Кароку дал ему именно это имя? Най оставил след в душе каждого, принес столько хорошего. Он стал для Гареки больше чем другом. Он помог начать ему новую жизнь. У ная есть свои чувства, эмоции и мысли. Он храбрее и добрее многих людей. Гареки был благодарен судьбе за то, что она свела его с этим поразительным зверьком, который стал для Гареки дороже любого золота. Когда Най вот так прижимается, когда берет за руку и смотрит в глаза, дыхание замирает а сердце сходит с ума. Вот и вновь Най поднимает свой взгляд на Гареки. Не понять о чем думает этот зверек. Просто гипнотизирует взглядом. Эх, Най, Най. Ты наверняка не знаешь, насколько тяжело становиться Гареки рядом с тобой. Как он теряется в своих чувствах к тебе, не понимая как себя вести. То-ли обнять тебя, то-ли обозвать «глупой зверушкой» и отойти подальше, чтобы не показать своих чувств.
Повинуясь какому-то странному порыву, который Гареки так и не смог понять, сколько времени бы ни прошло, он придвинулся ближе к Наю, соприкасаясь лбами. Набрал в грудь побольше воздуха и легонько коснулся губ Ная своими. Мягко, не причиняя неудобств, ожидая, что он его оттолкнет. Или спросит, что это означает. Но чего он не ожидал, так это того, что Най, придвинется ближе. Ему было интересно, ведь такого он никогда раньше не испытывал. Гареки более смело накрыл губы Ная, целуя его так нежно, чтобы этот первый поцелуй запечатлелся в сердце мальчика навсегда. Чтобы он не забывал Гареки, чтобы воспоминания об этом первом поцелуе грели душу.
- Что это было?- прошептал Най, когда Гареки отстранился.
- Поцелуй...- также тихо ответил тот. Он уже пожалел о своей минутной слабости, ведь как же он теперь в глаза Наю смотреть будет? Най такой невинный, не хотелось его испортить. Вдруг он поменяется навсегда?
- А что он означает?- видимо Най так и не понял этого. Гареки отвел взгляд. Объяснение будет равносильно признанию в любви. Но Най не отставал. Он вновь поднял на него свои алые глаза, изучая лицо бывшего вора, - -Гареки?
- Ну-у-у. Этот жест совершает человек с тем к кому он привязан...Да и вообще, какая разница? Не знаю, что на меня нашло, просто забудь!- встряхнул головой Гареки и вырвался из объятий зверька.
- А! Я вспомнил! Ёги что-то говорил про поцелуй! Это значит, что ты меня любишь?- Най просто сиял от счастья и он не собирался отставать Гареки, хотя видел, что он сидел теперь мрачнее тучи. Такого он никогда никому еще не говорил. И тут этот зверек, со своей милой мордашкой, чуть ли признание в любви не вытягивает. Поэтому Гареки замолчал, не зная что ему ответить.
Най подвинулся поближе и, обняв Гареки, тоже поцеловал его, пытаясь в точности повторить, как это сделал бывший вор. Получилось довольно неумело, но сам факт того, что это сделал Най, казался просто нереальным.
- Т-ты чего творишь?!- выкрикнул Гареки, когда Най отстранился.
- Поцелуй. Сам же говорил, что его делают с человеком к кому ты привязан и кого любишь.- Най казалось вообще не понимал, в какое положение загоняет Гареки.
- Забудь! Просто забудь, что я тебе говорил! И про поцелуй тоже забудь!
- Но почему?- улыбка на лице Ная тут же померкла, заставляя Гареки почувствовать себя грубой скотиной. Да что же такое творится?
- Гареки!- Най снова поднял на вора глаза и вцепился ему в рубашку,- Ты...Ты же любишь меня?- и снова эта милая мордашка.
- З-звереныш...- прошипел сквозь зубы Гареки. Он понимал, что Най теперь так просто не отстанет. Признаться ему в любви? Серьезно? Признание в любви и Гареки понятия несовместимые! Но Най поставил прямой вопрос, и отказ на него отвечать может разбить ему сердце. Поэтому набрав в грудь побольше воздуха, Гареки был готов ответить правду,- Люблю. Доволен?
- Тогда поцелуешь меня еще раз?- вновь просиял Най, заставляя Гареки скрипеть зубами.
- Наглеешь, звереныш.- беззлобно бросил Гареки.
Най новь придвинулся ближе, не сводя взгляд с бывшего вора. Такое милое лицо, большие добрые глаза и искренняя улыбка. Ну как его можно не любить? С ним хотелось быть предельно нежным, но Гареки не мог себя так вести. Он не очень это умел, просто не с кем было ему так себя вести. Не к кому было испытывать такие чувства. Но Най... Кто же знал, что те цепи, которые он сломал на запястьях Ная, свяжут вместе их сердца и душы? Кто же знал, что хладнокровный вор сможет влюбиться в этого ребенка-нидзи? Может один раз в жизни дать волю еле сдерживаемым чувствам? Хоть раз...
Сознание помутнилось и Гареки упустил тот момент, когда он вновь поцеловал Ная. Они наслаждались этим мгновением, не зная, когда в следующий раз оно сможет повториться. Для них время замедлило свой бег, а атмосфера ненадолго вновь смогла стать волшебной. Пусть Гареки не всегда сможет показывать свои чувства. С Наем он с этого момента будет вести себя по другому. Быть может даже позволит ему нарушать свое личное пространство. Сейчас оба понимали, что после этого поцелуя их отношения уже не будут прежними. Они перейдут на совершенно иной уровень. Можно даже сказать, что если раньше они были просто связаны между собой, то теперь они словно стали единым целым. Теперь они просто не смогут прожить друг без друга. Для Гареки Най был словно глотком чистого воздуха. Он словно был из совершенно другого мира, где нет места печали и боли. И Гареки был рад стать частью этого мира.
- Я люблю тебя, Гареки.- тихо прошептал Най, куда-то в шею, когда они оторвались друг от друга. Най так и не выпустил Гареки из своих объятий.
- Угу.- произнес тот. В первый раз он проявил столько чувств. На большее в данный момент бывший вор просто не способен.
- Теперь ты позволишь мне чаще тебя обнимать?
- Угу. Подожди...Что?!- все также кивнул вор, пока смысл слов нидзи до него не дошел. Но Най сейчас был таким счастливым, что Гареки просто не смог отказать ему, хотя знал, что пожалеет об этом после,- Ладно.
- Гареки!- Най вновь обнял своего возлюбленного, на что тот лишь закатил глаза. Так часто его еще не лапали.
- Ты в порядке? А то нам идти надо, ребята переживать будут. Если устал, то еще немного отдохнем и пойдем дальше.- произнес Гареки, вырываясь из объятий Ная.
- В порядке.
- Ладно. Полежи чуть-чуть и пойдем. Ты слышишь что-нибудь?
- Нет. Ничего.- ответил Най, после минуты вслушивания, и, отпустив Гареки, лег на кровать.
- Понятно.
Время тянулось поразительно медленно, словно по какой-то прихоти богов. Гареки был настороже, в любой момент ожидая нападения. Най очеь быстро заснул и сейчас напоминал спящего ангела, повторяющего в тревожном сне его имя. Тогда Гареки брал его за руку и Най успокаивался, а бывший вор непроизвольно улыбался. Так прошел час. Ничего так и не произошло, слава всем богам. Однако уже надо было идти.
Вдруг Най резко распахнул свои глаза и сел на кровати, прислушиваясь вертя головой из стороны в сторону.
- Что-то случилось, Най?- обеспокоенно спросил Гареки, готовясь к худшему.
- Кароку...Он рядом.
- Ты уверен? А остальные?
- Я слышу только Кароку.
- Значит пора идти. Сможешь отвести нас к нему? Да и почему он один?!- произнес Гареки, сажая Ная к себе на спину. Почему Кароку без Ёги и Цукумо? Почему? Неужели что-то случилось?
Ночь вновь встретила их тишиной и прохладным воздухом. Только в этот раз они не были заняты побегом. Теперь они знают куда идти, доверясь поразительному слуху Ная.
- Что-то странное...- озадаченно произнес Най и покрепче обнял Гареки.
- Что именно?
- Какой-то шум.
В ближайший дом со свистом вновь влетело что-то, разрубая дом на части. Потом это "нечто" полетела по обратной траектории, грозясь разрубить стоящих на пути людей.
- Най! Гареки! Сюда!- раздался рядом голос и Гареки увидел стоящего в переулке Кароку. Не думая, бывший вор со всех ног бросился туда, и "нечто" пролетело мимо.
- Вы в порядке?- обеспокоенно спросил Кароку. Най закивал.
- Как ты тут оказался?- спросил Гареки, оборачиваясь. Однако того, кто их атаковал не было. Гареки был уверен, что это тот, кто обрушил стену дома, перекрывая вход в переулок, с целью разделить друзей. Варуга. Кто еще, если не он?
- Мы шли к вам навстречу. Цукумо до этого пошла искать место, где ловит сеть, чтобы связаться с Циркусом, а мы с Ёги пошли дальше. Потом на нас напали. Ёги, чтобы спокойно сражаться, отправил меня дальше. Дабы не зацепило. И тут я вижу вас.
- Нужно спасти Ёги!- выкрикнул Най, чуть не свалившись со спины Гареки.
- Осторожнее, Най!- забеспокоился Кароку и увидел перебинтованную ногу нидзи,- Что с ноггой?
- А! Поранился, когда нас разделили. Пустяки, Гареки позаботился о ране.- заулыбался Най. От страха, который не давал ему покоя не осталось и следа, после того, как он и Гареки разобрались в своих чувствах. Стало спокойнее.
- Хорошо.- с облегчением вздохнул Кароку.

Ёги было очень тяжко сражаться против того, кого не видит. Он чувствовал, что за ним наблюдают а атакуют из тени. Приходилось бегать, прыгать, уклоняться и разносить все, что попадалось под руку. Хорошо, что удалось отослать Кроку подальше. Не хотелось бы, чтобы его случайно задело. От энергосущстей избавиться нетрудно, но нужно было срочно уничтожить варугу, который швырял в бойца Циркуса что-то большое и круглое, которое с оглушительным свистом рассекала воздух, разрезая все на своем пути. Хорошо бы, чтобы Цукумо смогла связаться с Циркусом. Однако будет не особо хорошо, если Ёги не сможет справиться. Они с Цукумо бойцы второго корабля, их прямая обязанность сражаться с мутантами. Нельзя сейчас проиграть, иначе они окажутся совсем бесполезными. А этого нельзя допустить.
Шпага рассекает очередного монстра, вторая воткнута в землю, создавая лозу. Оплетающую дома. Ёги старался остановить летящее оружие варуги, а это было именно оружие, но из-за скорости вращения никак не удавалось рассмотреть, что это такое. Сил у принца уже совсем не оставалось, что было очень опасно. Ёги понимал, что если он ослабнет, то это может дать свободу его второй сущности. А если дело дойдет до этого, тогда даже его друзья могут оказаться под ударом. Этого допустить было никак нельзя. Поэтому, закусив губу, Ёги старался изо всех сил. Нужно было продержаться до прихода Цукумо.
- Ёги!- раздался чей-то крик. Най. Его звонкий голос просто невозможно не узнать. Принц обернулся на голос и увидел помимо Ная еще и Гареки с Кароку. Он вздохнул с облегчением. С ними всё хорошо.
- Сзади, Ёги!- крикнул Гареки. Однако Ёги не успеет увернуться. Сердце у всех троих словно забыло, как биться. Ёги взмахнул шпагой, призывая лозы, которые сплетались между собой, образовывая щит, который временно смог остановить атаку. Ёги увернулся, и вновь взмахнув шпагой, попытался оплести лозой это странное оружие, прикладывая все силы на это.
Остановить оружие удалось. Ненадолго, но удалось. И все присутствующие смогли его разглядеть. Огромный веер с изображением луны. Несколько раз дернувшись, он разрубил оплетающие его лозы, и понесся вперед.
Кажется теперь мы знаем кто является варугой.- произнес Гареки, вспоминая танцовщицу на площади, у которой были именно такие веера.
- Что творится то...- прикусил губу Ёги.
- Как сражаться тем, кого не видишь?- озадаченно проговорил Кароку, осматриваясь.
- Как-нибудь.- твердо сказал Ёги и ринулся в атаку.
- Най, ты слышишь ее?- спросил Гареки.
- Нет.- покачал головой нидзи. Гареки кивнул и, пересадив Ная на спину Кароку, достал пистолет.
Положение было затруднительное. Ёги еле стоял на ногах и уворачивался уже не столь эффективно. Вопрос времени, когда его заденут. Лозы оплетали дома, крушили все подряд, но все было напрасно. Словно и не было того, кто атаковал бойца Циркуса. Хрупкая черепица на крыше одного из домов поехала прямо под ногами златовласого принца, заставляя его пошатнуться. А прямо на него уже летел очередной веер. Увернуться не выйдет. Он просто не успеет этого. Ёги слышал крики своих друзей, но они словно были каким-то фоном. Сейчас все мысли были сосредоточены только на несущейся прямо на него смерти. Най что-то кричал, Гареки ругался, не в силах что-либо сделать. Вдруг чьи-то руки схватили Ёги и сдернули с опасного места. Смерть с оглушительным свитом пролетела мимо. Ёги обернулся и увидел, что тем, кто его спас оказалась Цукумо, и улыбнулся одной из своих самых счастливых улыбок.
- Цукумо!- радостно выкрикнул Най. У всех слвно камень с души свалился.
- Цукумо, спасибо!. Ты смогла связаться с хирато?- спросил Ёги, улыбаясь.
Девушка не ответила. Просто, не отрывая взгляд, указала пальцем за спину принцу. Зависнув в небе, парил сгусток тьмы, заметный в свете луны. Вокруг него кружили баньши капитана Циркуса, пытаясь связать этот странный сгусток. Вдруг яркий светлый росчерк озарил небо, разрубая и уничтожая тьму, и прямо перед удивленными лицами, возник Хирато. Он слегка улыбнулся, обвел взглядом всех присутствующих и похлопал Ёги по плечу.
- Дорогие мои,- приторно-мягким голосом начал капитан второго корабля,- Как погуляли?
- Э-э-э. Х-хорошо, как видите...- нервно улыбаясь произнес Ёги
- Хорошо, значит. Тогда такой вопрос. Почему вы не предупредили меня о том, что вы задерживаетесь?- вновь обворожительная улыбочка, от которой мурашки побежали по телу.
А в ответ тишина. Ёги с Цукумо виновато потупили взор, а Гареки пускал в их сторону убийственный взгляд. «Вы ему ничего не сказали?!»- выражал его взор.
- Вы хоть понимаете как я переживал, когда вы все исчезли с радаров?! До вас было не дозвониться! Меня чуть удар не хватил! Исчезли мои лучшие люди,а также те, за кем охотится кафка, за кого я в ответе! Вы хоть знаете, что я пережил?! А когда явился доктор Акари, этот день превратился в настоящий ад, когда он вертится рядом и не упускает возможности поддеть меня!
- Милые бранятся- только тешатся...- прошептал Гареки, услышавший его Най тихонько хихикнул.
- Ты что-то хотел сказать, Гареки?- улыбнувшись произнес Хирато. Сейчас он был очень зол.
- Нет, ничего.- быстро проговорил Гареки, отводя взгляд.
- А теперь поговорим о том, во что вы умудрились влипнуть.- поправив шляпу сказал Хирато. Поймав заинтересованный взгляд каждого, он продолжил,- Начнем с того, что это необычный варуга. Его способности до конца не ясны, но понятно, что он сотворил что-то с городом. Расследованием этого мы и займемся. Так же, судя по рассказу Цукумо, он блокировал ваши способности. Можно предположить, что он создал какую-то область, которой может управлять. Каким-то образом он смог заблокировать часть ваших способностей. Еще и эти странные тени...Видимо они раньше были людьми. Хотя я думаю, вы это и так поняли. В любом случае мы займемся этим делом, а вам стоит вернуться на корабль.
С этими словами он развернулся и ушел, толком ничего не сказав.

* * *

Вернувшись на корабль, доктор Акари сразу же позаботился о полученных в сражении ранах. Он, как и Хирато, был очень зол, правда не на неудачливых бойцов второго корабля, а на самого капитана. Все-таки пол дня, проведенного рядом с ним, сказываются на нервах. Причем Хирато обещал, что когда приедет Цукитачи, то они вновь все вместе выпьют. А после этого дело пойдет еще дальше...От одной мысли об этом Акари вновь передернуло. Ну что взять с этих двух оболтусов-капитанов?
Хирато доложил о произошедшем начальству, и те стразу стали изучать этого странного варугу, надеясь, что его изучение поможет в будующих сражениях. Ведь если этот варуга не один, то будет довольно тяжко в грядущих битвах.
Ёги, получивший серьезные раны, должен был по указу доктора Акари лежать в своей комнате, но принц конечно же ослушался. Заявив, что хочет видеть Гареки и Ная, он, пошатываясь бродил по коридором, и даже барашки не могли его остановить. Не могли, пока на вопли светловолосого принца не пришла Цукумо. С большими уговорами она смогла вернуть Ёги в свою комнату, пообещав привести Ная и Гареки. Когда Ёги их наконец увидел, то только благодаря тому, что его опять же остановила Цукумо, он не кинулся с объятьями на вошедших. С ними же пришел и Кароку. Ему было не плевать на Ёги, ведь он столько всего для него сделал.
Но все это было лишь небольшой отсрочкой. Настал тот момент, когда Гареки нужно было уезжать. Най сидел на кровати, понурив голову, пока Гареки собирал свои вещи, благо их было немного. Мысль о том, что Най не скоро сможет его увидеть, причиняла мальчику невыносимую боль. Только-только они смогли встретиться, разобраться в своих чувствах, и вот он снова уходит. По щекам вот-вот готовы покатиться слезы. Хотелось, чтобы Гареки его обнял, поцеловал. Чтобы расставание было менее болезненным.
- Что такое, Най?- спросил Гареки, закончив складывать вещи.
- Ничего...Просто ты уезжаешь...-тихо произнес мальчик, на что Гареки закатил глаза.
Ну не навсегда же. Глазом моргнуть не успеешь, как я вернусь.- бывший вор потрепал нидзи по волосам и сел рядом.
- Гареки!- выкрикнул Най, обнимая бывшего вора. Гареки хотел по привычке вырваться, но подумав, решил, что лучше не стоит,- Я...Я буду тебе писать. Буду звонить.
- Куда ж ты денешься.
- А ты будешь по мне скучать?- Най поднял на возлюбленного свои заплаканные глаза, заставляя Гареки вздохнуть. Ну что же с ним делать?
- Буду, Буду.- произнес он и поцеловал Ная в лоб, на что нидзи счастливо заулыбался.
- Я люблю тебя, Гареки. Возвращайся поскорее.
- Конечно, Най. Конечно.- тихо произнес Гареки мягко поцеловал его. Это был прощальный поцелуй, но хотелось, чтобы он запомнился надолго. Пусть Най целовал его с такой грустью, но Гареки надеялся, что, вспоминая его, на душе у мальчика станет чуть светлее. Оторвавшись друг от друга, Гареки улыбнулся. - Я тоже.
- Ребята-а-а!- в комнату ворвался вихрь по имени Ёги. Не смотря на улыбку по нему было видно, что тому очень грустно. Никто не любил прощаться, - Как бы это не было печально, но уже пора. Меня послали к тебе.
- Разве тебе уже можно так носиться по коридорам?- спросил Гареки, закидывая на плечо сумку. Но увидев, что Ёги отвел взгляд понял, что ему никто это еще не позволял. Не дай бог узнает доктор Акари.
Попрощавшись с Хирато и Евой, Гареки спустился вниз, где его уже ждали Цукумо и Кароку. Перекинувшись с ними прощальными словами, Ёги начал свой стандартный спектакль с обнимашками и слезами. Приходилось вырываться, но Ёги с Наем вновь смогли повалить Гареки на землю. Опять. Им не надоело?
-Когда ты вернешься?- теперь уже Ёги поднимает на Гареки заплаканные глаза.
-Понятия не имею. Может вы меня наконец отпустите?
Сзади раздовалось хихканье. Видимо от этой сцены даже Цукумо и Кароку подняло насторение. Поднявшись на ноги, Гареки еще раз обвел взглядом всех присутсвующих и, попрощавшись, ушел.
- Удачи, Гареки! Обязательно возвращайся!- выкрикнул Ёги, достав из кармана большой носовой платок с эмблемой Нян-Пе-ро-Ны, начал махать им в прощальном жесте.
- Гареки!- раздался сзади крик Ная и мальчик, подбежав к Гареки, вцепился в его руку,- Удачи!
- И тебе, Най.- произнес он, и наклонившись так, чтобы со спины было непонятно, поцеловал Ная в щеку,- На прощание. Не известно, когда встретимся снова.
Най улыбнулся и кивнул. Это прощание нравилось ему больше предыдущего. Оно было намного приятнее. Гареки вернется. Что бы ни случилось, он вернется. Най было уверен, что в следующий раз он будет сражаться. Он больше не будет считать себя беспомощным. Быть может он сможет стать козырной картой в этой войне. Будем надеяться, что это так. Пусть он преодолеет все преграды на своем пути и вернется. Да будет так.

@темы: Фанфикшн

   

KARNEVAL community

главная